Право. Личность. Интернет


Проблемы повышения эффективности влияния Интернета на правовую культуру личности - стр. 12


Учитывая, что правовое регулирование и саморегулирование, право и мораль - это различные виды нормативных систем, то возникает вопрос об их соотношении в процессе регулирования интернет-отношений. Этот вопрос может означать, во-первых, каково фактическое соотношение между данными формами социального регулирования, а во-вторых, каким это соотношение должно быть.

Интернет до последнего времени представлял собой практически полностью саморегулируемую (автономно регулируемую) среду, в которой участники информационного обмена следовали стихийно сложившимся нормам поведения, некого "сетевого" этикета (netiquette). В основе саморегулирования интернет-отношений лежат нормы морали (нравственности), этики, обычаев, обыкновений, традиций.

В связи с объективной сложностью регулирования общественных отношений в сети Интернет и постоянным развитием и совершенствованием информационных и коммуникационных технологий законодательство и правоприменение не всегда успевают отслеживать динамичное развитие информационного общества. В. Наумов отмечает, что "в такой динамичной и комплексной сфере, как сеть Интернет, внедрение в рамках действующего законодательства механизмов саморегулирования является приоритетным, поскольку таковые отвечают интересам субъектов соответствующих отношений, ликвидируют часть существующих пробелов в сфере регулирования использования сети Интернет и способствуют оперативному разрешению конфликтов между организациями, гражданами и государственными органами в связи с использованием информационных и коммуникационных технологий"*(226).

Вместе с тем как специалистами в области права, так и представителями интернет-сообщества справедливо отмечается явная недостаточность только саморегулирования применительно к отдельным "сетевым" отношениям. Во многом это объясняется динамикой взаимодействия права и нравственности, разграничением сферы действия правовых и моральных предписаний.

Представляется верной точка зрения Л. Гумпловича, считавшего, что право возникает при столкновении разнородных социальных элементов, когда коллективное уже не может быть сдержано простым обычаем, мораль одних не является в то же время моралью других*(227). Именно правом примиряется противоречие нравственных воззрений. Вместе с тем, К.П. Победоносцев обращал внимание на противоречие между моралью и правом, углубляющееся по мере развития законодательства, всей юридической действительности*(228). Е.Н. Трубецкой отмечал, что "с одной стороны, нравственные предписания объемлют в себе часть права; с другой стороны, предписания правовые заключают в себе часть нравственности; но вместе с тем существует множество таких нравственных требований, которые не имеют правового значения, и много таких правовых норм, которые или вовсе не имеют нравственного содержания, или даже прямо безнравственны. Нравственность и право в их взаимных отношениях могут быть сравнены с двумя пересекающимися окружностями: у них есть, с одной стороны, общая сфера сфера пересечения, в которой содержание их предписаний совпадает, и вместе с тем две отдельные области, в коих их требования частью не сходятся между собой, частью даже прямо противоречат друг другу"*(229).




Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин